Меню
16+

Общественно-политическая газета «Балейская новь»

10.09.2019 08:56 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 71 от 10.09.2019 г.

КАРЬЕР - В ПРОСТОНАРОДЬЕ ЯМА

Автор: Андрей ЗРАЖЕВСКИЙ

ВЛАДИМИР БУЯНОВ, ИГОРЬ КИБИРЕВ

БРИГАДА НА РЕМОНТЕ ТАСЕЕВСКОГО МОСТА

СЕРГЕЙ ДЬЯКОВ, ЭКСКАВАТОРЩИК, 1988 г.

ВАЛЕНТИН БЫВАЛИН, ИЛЬЯ САИТГАЛЕЕВ, ВИКТОР ЛАНШАКОВ, СЕРГЕЙ КОСТЕНКО, СЕРГЕЙ СУРАЕВ, 1990 г.В

ВАСИЛИЙ РИК, И. Я. ДУТОВ, ВАСИЛИЙ ГРЕЧУХИН, АНДРЕЙ БУЛАНАКОВ, 1988 г.

9 сентября исполнилось 90 лет со дня, когда Балей дал первое рудное

промышленное золото. Это дата рождения ГОКа «Балейзолото», имевшего славную историю и печальный перестроечный конец в конце 90-х.

В эпоху творца советской индустриализации железного наркома товарища Серго Орджоникидзе рождался комбинат «Балейзолото», чей монумент стоял на территории первой золотоизвлекательной фабрики его имени, после встречал работников Балейского карьера при входе в административное здание.

Время шло, комбинат работал, давал стране драгметалл, но пришла перестройка, а с ней плохие товарищи. И наступил конец истории орденоносного комбината.

Остановимся на лозунге: «Слава Серго Орджоникидзе и советским золотодобытчикам – позор могильщикам советской российской промышленности Мише Горбачёву, Боре Ельцину, Толе Чубайсу и Егорке Гайдару, чьё место на дерьмократической помойке нашей истории!»

Пару лет назад летним днём в городском парке отдыха подошёл к гранитной глыбе, именуемой в народных массах булыжником Войты-Жирякова, что располагается в центре парка, к которому или от которого идут, как солнечные лучи, парковые тропинки. Данные господа всенародно на митинге в 2007 году клялись поставить на этом месте памятник всем балейцам-горнякам-золотодобытчикам.

Правда, будем честными, дату открытия не озвучили. Возможно, так и будет, срок не подошёл, когда последний горняк покинет этот мир.

Достал «Беломорканал», спички «Пламя революции». Прикурил и думал о чём-то своём. Навещаю это место время от времени. Почему? Не знаю, спонтанно.

Недалече прогуливалась группа граждан, о чём-то своём беседуя, жестикулируя конечностями. От них отделилась пара и подошла к камню. Интеллигентного вида дама, лет за 60, вероятно, приехавшая навестить балейские просторы, как-то неожиданно подошла, совсем не по-светски, фамильярно обратилась: «Ты – Зражевский, ты – писатель…»

Так узнал, что я писатель, не успев сообразить, где в этом самом писательском ряду моё место, попутно проскочила мысль, если бы рифмовал вирши, то потянул бы и на поэта. И вообще вроде ничего ещё писательского не написал. Возможно – аванс.

Мои размышления были прерваны трёх-пяти минутным монологом неожиданно возникшей собеседницы, суть которого сводилась к следующему: она прочитала в газете ряд моих публикаций и считает, что не совсем ту катаю вату. Надо уделить внимание историческому прошлому города, его людям. Перечислив с ходу с десяток фамилий. Из всего списка мне знакомы всего две.

В дискуссию не вступал, дама, завершив монолог с наставлением, не прощаясь, тихо «по-английски» удалилась со спутником, который с хитроватой улыбкой наблюдал за сюжетом, видать, привык к экстравагантным поступкам подруги.

Что писать, о чём писать? Не входит в мои планы краеведческий труд в городском объёме. Ни желаний, ни достаточного материала. Это работа для целого творческого коллектива, тем паче, есть «Золото Ундинской долины» от Л. С. Старчак. Этого на сегодня и ближайшее десятилетие, как минимум, достаточно. Если у кого есть такое желание, флаг ему в руки.

Десяток лет отработал в системе комбината, так что сегодня полноправный ветеран золоторудной промышленности города, как, наверное, и треть его жителей, чья судьба была связана с комбинатом.

Ко Дню металлурга была моя публикация за ЦРММ. Коллеги-металлисты поблагодарили, что вспомнил, коллеги-горняки поинтересовались, а что за Балейский карьер не написал.

Сегодня в меру сил и памяти вкратце это проделаю, за Балейский карьер и его участок БВР.

Балейский карьер – одно из самостоятельных подразделений ГОКа «Балейзолото», отрабатывал открытым способом остатки рудного тела от самой первой балейской шахты, а после и других шахт, располагавшихся поблизости.

Рабочая поляна состояла из северного и южного карьеров, посредине проходила технологическая дорога, именуемая БАМ, а сам карьер в простонародье именовался просто яма.

В конце 70-х за речкой начали рыть опытный карьер, как отдельный участок предприятия, его возглавил Владимир Устимов, механиком был В. Лиханов.

В годы «перестройки» организация, где ничего по сути не изменялось, в духе времени перемен изменяла своё название не один раз. В итоге скрестили с АРЗ. Это также сюжет из серии «ветер перемен», только финальный. Но и это заметного экономического эффекта не дало. К слову, да его никто и не ожидал. Время такое тупое было. К чему это привело, все знают.

Последние годы коллектив возглавлял Колобов Вячеслав Павлович, умеренного плана руководитель-практик, на год, когда он уходил в профком комбината на выборную должность, командиром был Гавриленко Геннадий Петрович. Пост главного инженера занимали опытные специалисты, острые на язык, два горных инженера – бывший краснофлотец Бянкин Виктор Алексеевич и выходец из Первомайского Мальцев Владимир Петрович. Начальниками участка БВР (буро-взрывных работ) были: Владимир Комаров уехал на Дальний Восток, Никифоров Владимир Викторович в 1990 году перешёл на должность главного инженера в Ундинский карьер, теперь это его детище ООО «Каменский карьер». Запомнился как выдержанный и рассудительный руководитель. Последним командиром БВР был Шемелин Валерий Яковлевич, бывший пограничник. Ходил анекдот, что он прибыл домой с заставы с пограничным псом. Отличался своеобразным складом ума и большой изворотливостью. Короче, реальный товарищ.

В конце 80-х открылся участок ГКР (горно-капитальные работы) под началом Шевчугова Николая Васильевича. Начинал свою карьеру на экскаваторе, был парторгом комбината. Силами ГКР был проложен зумпф, ограничивший приток речной воды в карьер.

Автодорожной службой командовал Андронов Андрей, под его чутким руководством в течение двух суток, летом 1988, посредством мешков с песком сдерживали приток верховых вод в карьер. В его подчинении было два грейдера с машинистами Грищёвым Николаем и Блинниковым Павлом (Партизан). К слову, весьма прилично разбирался в технике. К сожалению, их с нами уже нет.

Был ещё на службе трактор «Кировец», тягловая сила, так сказать «ломовая лошадь» Балейского карьера. Без «Кировца» ни туда ни сюда. Работали два Ивана, Жевтнев и Михайлов, после пришёл Репин Анатолий.

Маркшейдерско-геологическая служба. Запомнился маркшейдер от Бога Сударев Владимир Михайлович, его молодой помощник коллега Клепикова Наталья, которая по совместительству пыталась организовать комсомольскую жизнь. После Благовещенского техникума начинала геологическую карьеру Лилия Одайник. Работал геологом некоторое время Вадим Царёв, главным геологом служил Чупров Сергей.

Своё дело делали маркрабочий Клавдия Непомнящих и пробщица Валентина Золотарёва.

Молодые и энергичные сторонники активного образа жизни Янкевич Степан Ильич и Кригер Владимир Андреевич строго руководили электромеханической службой.

Сменными горными мастерами ходили молодые специалисты после института Николай Полянский и Сергей Раитин, опытные технари Валерий Фёдоров, Александр Глушков, Валерий Лукьянов.

Отделом кадров заведовала Кузнецова Альбина Ивановна, оформляла на работу и выписывала с предприятия уволившихся сотрудников.

Главным экономистом и нормировщиком была Валентина Димова, которая снижала и повышала расценки и тарифы, помогала ей Ольга Масловская.

Конечно, имелся имущественный склад, соответственно, и заведующий складом, в этой должности состояла Валентина Гаськова.

Теперь вспомним «калахту», т. е. обслуживающий техперсонал по обеспечению добычных работ.

По электрической части это легендарный дед Чампал – Дутов Иван Яковлевич, в то время пенсионер, занимался ремонтом силовых кабелей. Наладчики КИПиА Василий Копылов и Пётр Аршинский, дежурные электрослесари, без которых не обойтись, Александр Матафонов, Андрей Ромащенко, Василий Рик. Василий Гречухин, Виктор Бочкарёв, Виктор Бадеев и самый весёлый электроспециалист Валерий Кузьмин, его брат Виктор работал сварным.

Главным сварщиком, т. е. бригадиром, был Анатолий Мельников, которого называли «дядя», большой любитель рыбалки и охоты. Позднее к ним присоединился Валерий Денисов.

Известный в городе шофёр Виктор Димов, он же Курбаши, на вышке-подъёмнике развозил электрослесарей по линии элект-ропередачи, подключая и отключая горные машины.

Самый главный слесарь, он же и единственный, Виктор Божедомов, ремонтировал всё подряд. Инструменталкой заведовал с деловым видом экс-бурильщик Владимир Редров. Имелся токарный станок и токарь Виктор Сараев, в прошлом лыжник районного масштаба.

Отдельной строкой отметим пенсионера-орденоносца, Почётного гражданина нашего города, командовавшего насосной станцией Ивана Скоробогатова. Уникальная личность, достойная отдельного очерка. После весёлой молодости взялся за дело, нагрузил экскаватором «миллион», получил орден Революции и вёл здоровый активный образ жизни, принимал участие в общественной жизни коллектива и города. Любил природу, собирать грибы и ягоды.

Непосредственно в яме работали на добыче и доставке руды на фабрику, породы в отвалы экскаваторщики ЭКГ, загружавшие большегрузные БелАЗы, принадлежавшие АРЗ.

Подсобляли бульдозеристы КТМ (карьер тяжёлых машин), зачищая забой. Готовили им горную массу работники участка БВР в составе четырёх СБШ-250, двух СБУ-100, бригады ручного бурения и взрывников.

Со временем на предприятии возникали фамильные династии. Локтевых представляли два брата Пётр и Сергей, Алексей с сыном Сергеем. Два брата Эмрих Альберт и Виктор. У экскаваторщиков Бахтиданов Пётр дал профессию двум сыновьям Андрею и Виталию.

Застал представителей ещё старой советской рабочей закалки: Николая Приставка, Анатолия Новикова, Владимира Рябцева, Анатолия Персиянова.

Начинал в карьере трудовой путь в бригаде Владимира Буянова на СБШ, бывшего пограничника и по ряду причин недоучившегося студента. Толковый, выдержанный, с широким кругозором, в ночную смену под лязг шарошки о многом можно было поговорить. Помощником у него был Игорь Кибирев, после армии пару лет отработавший на «Уралмаше», где комсомольцы и молодёжь были суперактивными. Пытался зажечь комсомольским задором и молодёжь карьера. В 1987 году его инициативу не поддержали. Своя специфика работы, единого заводского цеха нет, не готовы были к сему молодые пролетарии. Через год подался в старательную артель «Урюмкан», после вернулся на уже бурлящий перестроечный Урал. Здесь его активная натура вполне успешно вписалась в процесс первичного накопления капитала.

С началом демократических рыночных реформ на полгода вернулся в Балей, открыл комок, пытался прокрутить финансовую аферу. Не срослось. Опять на «Уралмаш». Как сообщал его трудовой наставник, дело шло у него реально, и в середине 90-х перебрался на ПМЖ в Западную Европу.

Как уже отмечалось, с комсомольской инициативой было весьма туго, хотя молодых, кому чуть-чуть за 20, хватало.

Специфика работы была по разным сменам и экипажам. Вспомним тогда молодых: Сергей Арбузов, Игорь Попов (Индураха), Олег Кошевой, Сергей Петров, братья Перфильевы, Александр Денисов, Сергей Ваулин, Андрей Буланаков, Андрей Бахтиданов, Александр Димов, воин-интернационалист Сергей Дьяков и другие.

С горем пополам горный мастер Андрей Шильников собирал на пару-тройку игр футбольную команду, чуть полегче хоккейную на участие в городском первенстве.

Вернёмся в карьер на СБШ-250, упомянем тех, кто бурил скважины под взрывчатку, порой, плавая по чаче: Евгений Редров, Николай Гаськов, Виктор Масловский, Сергей Козяков, Николай Шульгин, Анатолий Шумирай, Ганя Пьянников – супер охотник, ещё один человек с ружьём Владимир Старцев, сегодня владелец мясной лавки. Рядом мясом и мёдом на рынке торгуют Андрей Филлипов и Олег Новиков, также работавшие в карьере.

Своеобразный коллектив сложился на двух СБУ-100, один на колёсном ходу, другой – на гусеничном.

После председательства в ДОСААФ пришёл дорабатывать второй список на пенсию Юрий Александрович Костин. Личность весьма яркая, продвинутый член партии, сам себе на уме. Работать с ним было довольно весело. После выхода на пенсию, уехал на родину супруги в Шушенское, где находился на ссылке сам великий вождь пролетариата В. И. Ленин. Наш коллега и там весьма весело дожил до 82 лет. Реальный член партии коммунистов. В своё время с ним огородили весь периметр складов ВВ колючей проволокой на Динамитке.

Сергей Банщиков пришёл из ГРЭ. Ответственный, спокойный, много с ним в паре выдали погонных метров. После ухода из карьера навсегда отказался от вредных привычек.

Также работали размеренный в своих движениях Пётр Калугин и Владимир Кравец, спортсмен-штангист, любитель фигурного ручного бурения на перфораторе больших негаборитов. Тогда техника безопасности отдыхала.

Не мог ведь за всеми усмотреть горный милиционер РГТИ Сергей Михайлович Подойницын, дяденька строгий, но справедливый. За его быстрое движение по уступам карьера уважительно именовали Шагомер.

В 1989 году в помощь Балейскому карьеру депортировали с рудника Тасеево целую бригаду проходчиков на ручное бурение. Это была супербригада, добавившая шпуров и погонных метров и трудовой славы новому коллективу.

Бригадиром был Валентин Бывалин, очень здоровый гражданин, баскетболист, в прошлом недоучившийся студент. Очень любил громно и изящно выражаться. Первым делом добился уменьшения нормы выработки в смену, сделав её реальной, и повышения тарифа на погонный метр. Несмотря на его взрывной характер, мыслил реально, было чему у него поучиться.

В 1991 году перейдёт в мутный кооператив «Байкал», где рубли выбивали из грунта опытного карьера. Работал экспедитором, был у него служебный револьвер. Знойным летом 1992, проявив свой азартный нрав, сыграл в русскую рулетку. Вот такая судьба бригадира.

Да и другие члены бригады ручного бурения были заметными фигурами, отличавшимися своеобразием и оригинальностью: Виктор Лоншаков, Илья Саитгалеев, Сергей Костенков, Пётр Гагаров, Сергей Сураев, Иван (фамилию не помню).

Четыре месяца отработал после окончания курсов с бригадой взрывников во главе с Бородиным Виктором Мартовичем. Это была своего рода элита БВР, очень, очень весёлые и оригинальные ребята. Относительно серьёзным был, наверное, лишь Анатолий Пьянников, которого уважительно именовали Капитан. Взрывными работами занимались: Александр Склема, Александр Журавлёв, Альберт Ташлыков, Анатолий Сватков, Иннокентий Карлин, Валерий Кузнецов, Александр Филиппов, Юрий Гробов.

Всем коллективом осенью 91-го проводили на службу во внутренние органы Ивана Мещерякова на берегу реки Унды, недалече от моста Тасеевского.

Тасеевский мост. В летнее время было любимое занятие работников БВР его чистить и ремонтировать. По мосту БелАЗы возили руду на ЗИФ-2.

Много было разнообразного и интересного. Шефская помощь детсадам, колхозу «Победа» и подхозу. Много чего было.

В заключение вспомню машинистов ЭКГ: борец за справедливость, громкоговорящий Юрий Столыпин, спокойный Владимир Зайцев, Валерий Обогрелов, рыболов Валерий Жуковский — шубутной товарищ, Николай Зайчук, Александр Цвиркун, Сергей Семёнов, Александр Дегтярёв, Иван Шарыпов.

Персонально вспомню Бахтиданова Петра Степановича, продолжателя семейной горняцкой традиции. После, годы спустя, часто встречались с ним по общественной линии, когда он возглавлял «Комитет солдатских матерей», да, именно он в то смутное время конца 90-х и, честно скажем, весьма ответственно делал эту совсем непростую в то время общественную работу. А вообще-то, встречались мы часто, мой путь на дачу пролегал мимо его дома. Долго и много беседовали на различные темы. И ещё у него была замечательная самогонка. Он остался в моей памяти, сегодня его, как и многих мной упомянутых, нет уже с нами. Только в памяти.

Вспомню и ветерана-механика Бянкина Алексея Самуиловича, которому в рамках шефской помощи в октябре 91-го ремонтировал забор. Это он ещё из старой кагорты.

Прошло почти четверть века, но эта самая яма временами возникает в подсознании. Лязг и скрежет от ковша экскаватора в забое, свистящий звук вонзающегося в недра шарошкой бурового станка, пулемётная дробь работающего перфоратора, раскатывающийся волной звук после массового взрыва горной массы, тягущий вой подымающихся по серпантину в гору со дна ямы большегрузных БелАЗов.

Пыль и чача. Палящее июльское солнце и пронизывающий февральский ветер. Свой родной коллектив. Здесь без отрыва от производства завершил образование, заочно, но не заушно получил советский диплом горного инженера.

Меня вполне устраивало горное дело. Но, видать, звёзды так расположились. Навсегда покинул горную профессию. Полагаю, принёс пользу обществу в новой стезе.

Но те годы память крепко хранит. Время ушедшей эпохи.

Всех и всё вспомнить в газетном материале нереально. Но тех, с кем непосредственно соприкасался, постарался упомянуть, так сказать, в память и для истории.

РS: выражаю признательность главному взрывнику Балейского карьера В. М. Бородину за оказанное содействие в подготовке данного материала.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

37