Меню
16+

Общественно-политическая газета «Балейская новь»

12.02.2015 14:03 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 9 от 12.02.2015 г.

"ГЕРАНЬ ЦВЕТЕТ, А МАТЬ ПЛАЧЕТ..."

Автор: Людмила ФЕДОРОВА

Леонид Григорьевич Веселков 

В семье Леонида Григорьевича и Галины Георгиевны Веселковых особая, святая, передающаяся из поколение в поколение, память о войне.

В главной, гостиной комнате, фотографии большинства родственников, детей, внуков, правнуков. Во главе – пиджак Леонида Григорьевича с его наградами. И огромное количество альбомов  со статьями, фотографиями – на столе и тумбочке. И в этой же комнате его любимый баян, балалайка. Этими инструментами он владеет отлично. Рассматривая альбомы, увидела слова и ноты песни «Синий платочек», бережно вклеенные Леонидом Григорьевичем. «Эту песню очень любила Маруся, жена брата Сергея, инвалида войны» — разглаживая этот листок с песней, рассказывал Леонид Григорьевич.

Кстати, за баяном Галина Георгиевна 4 года назад ездила в Читу, превозмогая боли в ногах. «Баян был тот совсем старый, решили купить новый. С песнями, со слезами, болью, надеждой поем песни военных лет, песни нашей молодости», — тоже бережно поглаживая баян, говорит Галина Георгиевна.

На фронтах Великой Отечественной войны сражались пятеро братьев Веселковых: Василий Григорьевич – погиб. Илья Григорьевич – пропал без вести. Яков Григорьевич – инвалид войны. Сергей Григорьевич – инвалид войны, выходил из окружения, был в плену, бежал из плена.

Леонид Григорьевич – инвалид войны.

Иванов Георгий Спиридонович – отец Галины Георгиевны, в 1942 году без вести пропал на фронтах той войны.

Иванов Андрей Спиридонович, дядя – погиб.

Ушел на фронт 17-летним пареньком Александр Сергеевич – племянник отца Галины Георгиевны.

«Фёкла, его мать, посадила герань после извещения о гибели сына. Герань цветёт, а мать плачет, не отходила от этого цветка, да и мы все к нему всегда поклонялись»,  — это из немногословных, тяжелых воспоминаний Галины Георгиевны.

Веселков Василий Григорьевич, 1920 года рождения. Перед войной служил в морфлоте. На фронт ушел добровольцем. Дважды ранен во время боев на западных фронтах. Награжден двумя медалями «За отвагу», орденом Славы.

В августе 1945 года был направлен на японский фронт. При взятии очередного вражеского рубежа наш храбрый земляк, как и во время всех боев на той страшной войне, шел на противника решительно, зная и веря, что это  последние дни перед окончательной нашей Победой.

«Два японских смертника, подвязавшись гранатами, бросились под его танк. Василий Григорьевич заживо сгорел в танке», — так описан его последний бой.

Матери, Веселковой Ефросинье Мироновне, сообщили: «Ваш сын, механик – водитель старший сержант Веселков Василий Григорьевич, в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, погиб 14 августа 1945 года и похоронен с отданием воинских почестей в городе Солунь провинции Чахар, Маньчжурия.

Командир полка (подпись)

Начальник штаба (подпись)».

Из удостоверения о награждении: «За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте Веселков Василий Григорьевич награжден орденом Отечественной войны I степени. Приказ №516 стрелкового Кёнигсбергского Краснознаменного корпуса №0239 от 27 сентября 1945 года.

Командир 735 самоходного артиллерийского Витебского Мугдунского Краснознаменного Александра Невского полка, гвардии полковник Кесарев».

О Леониде Георгиевиче Веселкове в местных СМИ мы всегда писали с особым уважением. Он активно участвовал в военно-патриотическом воспитании школьников. В молодежных аудиториях его всегда встречают тепло. Вот основные вехи его биографии, из воспоминаний ветерана: «Родился в 1925 году в с. Матусово. Воевал на 3-м Белорусском фронте, 17-я гвардейская дивизия.

В начале июня 1944 года 17 гв. дивизия прорвала оборону немцев и продвинулась вперед на 40 км,  прорезав стратегическую железную дорогу Орша-Витебск. Но немцы приостановили наше наступление и пошли в контратаку. В это время наша батарея приостановила контратаку немцев в этот день. Наутро немец снова собирается в контратаку. 48-й гвардейский полк, 17 гв. дивизия, третий батальон этого полка был разгромлен, осталась полковая артиллерия, да подполковник Голик по политчасти. Вот подполковник Голик повел нас, оставшихся в живых 48 гв. полка, в атаку на немцев (примерно бойцов 40). Голик закричал: «Ура! Вперед!» И мы тоже закричали: «Ура! За Родину! За Сталина!» И пошли в атаку. Немцы от нас кинулись бежать по ржи. Я начал стрелять из карабина по немцам. Оглянулся назад – я один, Голик был ранен, лежал. Рядом были дома. В руках у меня карабин. Когда я выстрелил, стал заряжать патроны, а затвор у карабина гильзу пустую не выбросил. Я выкрутил шомпол и начал через ствол гильзу выталкивать. В это время немец, сидящий на чердаке, выстрелил  мне прямо в сердце (метил снайпер). Я упал, лежу и думаю: ведь я живой, встал посмотреть, куда надо идти, а в глазах свету не было. Когда в глазах посветлело, смотрю – траншея. Пошел по траншее, вышел к кустам, за которыми были наши бойцы. Шел и думал: свои бы не кокнули, потому что был приказ Сталина: «Ни шагу назад!». Левая рука не поднималась. Но я махнул правой, и подбежали два бойца, взяли меня под руки и повели за бугорок. Здесь мне перевязала рану наша Тамара (медсестра), посадила на последнюю машину в кабину, так как машина была загружена ранеными. В это время (так можно сказать) наши отступали, немец прогнал на 30 км. Но наши приостановили немца. Я очутился в полевом госпитале. Меня прооперировали. Пуля прошла в нескольких миллиметрах от сердца.

После полевого госпиталя эвакуировали в город Смоленск. Здесь я пролечился полмесяца, и потом в город Горький. Здесь в госпитале встретил подполковника Голика. Он тоже был ранен. Он мне сказал: «Приходи ко мне в палату, я представлю тебя награде». Но я к нему не пошел, постеснялся. И вот награда пропала. Здесь я встретился с родным братом Василием. Вася мне сказал: «После госпиталя постарайся попасть в мою часть в город Дзержинск. Если не попадешь в мою часть, тогда я поеду на фронт». Он был танкистом. Я не попал к нему,  и Василий уехал на передовую.

А я после госпиталя попал в Германию, в эвакуационные войска Советской Армии, 65-я армия, взвод радиоразведчиков, г. Вальденбург. Домой вернулся в 1950 году в подхоз. Женился в 1954 г. Вырастил четверых детей. У нас 9 внуков, 10 правнуков. Как фронтовик получил благоустроенную квартиру. Живем вместе с женой Галиной Георгиевной уже почти 60 лет. Семью сохранил. К нам ездят дети, внуки, правнуки. Я не обижаюсь ни на кого! И судьбой своей доволен!»

И еще о послевоенной деятельности Леонида Григорьевича.

Работал в пожарной охране. Прошел и этот трудовой путь достойно: от рядового до начальника 2-й пожарной части. Много лет был тренером юных друзей пожарных. Занимали дети под его руководством призовые места на областных соревнованиях по пожарно-прикладному спорту (юношеских добровольных пожарных дружин).

Память о войне, земляках, сражавшихся с фашизмом, с ним всегда. В Чите на Мемориале Памяти выбиты в камне имена его брата и жителей села Матусово, тоже Веселковых, он их записал, поклонился: «Я вас помню, не забуду и другим накажу». Вот их имена:

1. Веселков Василий Григорьевич

2. Веселков Василий Тимофеевич

3. Веселков Михаил Филиппович

4. Веселков Филипп Васильевич

5. Веселков Петр Филиппович

6. Веселков Александр Александрович

7. Веселков Александр Иванович

Не уставая, активно он рассказывает  о войне, призывает знать и помнить историю, воинов, тружеников тыла, спасших нашу страну от фашизма.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

295